"Развалины"( Москва )

"Развалины"( Москва )

X Юбилейный Международный театральный фестиваль «Пять вечеров» им. А.М.Володина.

С 5 по 10 февраля перед началом спектаклей и в антрактах в фестивальном пространстве Театра «На Литейном» вновь будет работать БУФЕТ с советскими ценами, томатным соком в граненых стаканах, бутербродами с килькой, бычками в томате… И полюбившаяся за годы фестивальной жизни буфетчица Клава с удовольствием обслужит вас в лучших традициях советского общепита.

Центр драматургии и режиссуры Алексея Казанцева и Михаила Рощина.

Время действия — Великая отечественная война, место действия — блокадный Ленинград. Голод в осажденном городе приводит к одичанию одних, которые пытаются выжить любой ценой — другие же оказываются к этому не способными. Однако есть ли правые и виноватые в конфликте, природа которого оказывается глубже, чем покажется на первый взгляд. Почему крестьянка Мария Ильинична Развалина, 57 лет, одерживает верх над соседом, рефлексирующим интеллигентом Ираклием Александровичем Нивериным, ровесником Развалиной, коренным ленинградцем, — вопрос, на который не просто найти ответ.

Юрий Клавдиев о пьесе «Развалины»: «Замысел родился не у меня - в этом целиком и полностью вина Михаила Угарова, который со свойственной ему провокационной невинностью положил в мою голову году где-то в 2007 или 2008 мысль про пьесу о каннибализме. И в один из дней мысль пришла - чёткая и однозначная, как осенний листок. Ленинград. Блокада.
Война, люди, запертые в пространстве города между хлеборезкой и бомбоубежищем, молчаливая толща зимы, буржуйки, в которых неумолимо быстро сгорает всё, что поколения наживали до войны... и голод. Нет, не так - Голод. ГОЛОД.
Нам, людям, рождённым в 70-е, никогда не понять этого. Но я попытался. Понимаю, что отсутствие колбасы и полупустые полки советских магазинов даже близко не лежат с блокадной действительностью, и нам не приходилось есть корешки книг и варить обои, но - кое-что я понимаю, а остальное, пользуясь писательским воображением, могу домыслить.
Бабушка моей жены, Надежда Ивановна Толкачёва, пережила блокаду. Она вошла туда восьмилетней девочкой, а вышла одиннадцатилетней женщиной, потеряв отца и проведя с ним, мёртвым, много дней в одной квартире - даже в нормальных условиях девочка не смогла бы снести мёртвое тело взрослого человека вниз.
И, наконец, последней точкой, после которой я сел за "Развалины", стала докладная записка военного прокурора А.И.Панфиленко:

«Всего за ноябрь 1941 – декабрь 1942 гг. за убийство с целью людоедства, каннибализм и продажу человеческого мяса было арестовано 2057 человек. Женщин было подавляюще большинство – 564 чел. (63,5%), что, в общем, не удивительно для города-фронта, в котором мужчины составляли меньшинство населения (около 1/3). Возраст преступников – от 16 и до «старше 40 лет», причём все возрастные группы примерно одинаковы по численности (категория «старше 40 лет» немного преобладает). Из этих 886 человек лишь 11 (1,24%) были членами и кандидатами ВКП(б), ещё четверо – членами ВЛКСМ, остальные 871 – беспартийными. Преобладали безработные (202 чел., 22,4%) и «лица без определённых занятий» (275 чел., 31,4%). Только 131 человек (14,7%) являлся коренным жителем города.
А.Р.Дзенискевич приводит также следующие данные: «Неграмотные, малограмотные и люди с низшим образованием составляли 92,5 процента всех обвиняемых. Среди них... совсем не было верующих людей».

Таким образом, среднестатистический каннибал блокадного Ленинграда - женщина старше 40 лет, малограмотная, не ленинградка, необразованная, беспартийная. В моей голове многое стало на места, и сразу нарисовался конфликт. Остальное было уже делом техники.
Прагматизм Развалиной и лепечущий гуманизм Ниверина, истории о голоде и войне... всё это уже не так важно. Важно главное - НИКОГДА БОЛЬШЕ ЧЕЛОВЕК НЕ ДОЛЖЕН ВСТАВАТЬ ПЕРЕД ТАКИМ ВЫБОРОМ. Потому что делать его нельзя и тут не может быть правильного выбора. Они оба неправильные. А значит, люди не должны позволять возникать таким ситуациям».

Кирилл Вытоптов о постановке пьесы «Развалины»: «Я боюсь всякой пьесы, с которой сталкиваюсь, поскольку каждый раз перед тобой встает мир другого человека, требующий разгадки, так и с пьесой Юрия Клавдиева «Развалины», — надо разгадать пьесу про блокаду. Вместе с тем, для меня это не сочинение на историческую тему, а современный взгляд на общечеловеческую проблему. Я пытаюсь уловить эту хитрость.
Многих смущает тот факт, что в пьесе поедают замерзших людей. Для нас это не повод для бравирования: «Вот, мы взяли пьесу про людоедов». Главное — в другом. Возможно, в том, что энергия побеждает. Тот, кто обладает чем-то, зачастую быстро сдает свои позиции, а другой, который ничего не имеет и хочет чего-то достичь, готов для достижения каких-то целей на многое закрывать глаза. Этот феномен интересен. На что может человек пойти, чтобы добиться своих целей».
Сценография, костюмы - Нана Абдрашитова.

Спектакль «Развалины» идет без антракта.

Показать полное описание Свернуть описание
Спектакль "Ну и фрукт ТЫ"
28 Нояб.вт 19:00
Театр Эстрады им. А. Райкина
Нет свободных мест
-50%
Леонид Парфенов. "Главные песни о старом"
03 Дек.вс 19:00
ДК им. Ленсовета
600 - 3 000
-30%
"На самом деле я умная, но живу как дура"
02 Дек.—03 Дек.
Гостиница "Holiday Inn"
7 900 - 14 900
Ёлка
05 Март 2018пн 20:00
Ледовый Дворец
1 500 - 3 500
Подарочный сертификат KASSIR.RU
01 Янв.—31 Дек.
Санкт-Петербург
500 - 15 000
-20%
Наверх